Печать Войска Донского Раздорский этнографический музей-заповедник Донское казачество
О музее Археологические памятники Станица Раздорская Донское казачество Имена Контактная информация
 
Исторические исследования о казачестве

Утопил ли Стенька Разин княжну?

(Из истории казачьих нравов и обычаев)

- 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   -

- По контексту первого сообщения получается, что Разин бросил пленницу в воду с судна, во втором же известии нет намека, откуда именно красавицу швырнули в реку, может быть, и с берега.

При такой существенной разнице конкретной информации характерно, что оба автора находились в Астрахани, общались с местными жителями, русскими воинскими людьми, казаками и друг с другом (Фабрициус сыграл важную роль в выкупе беглеца Стрейса, которого, плененного по дороге, «тарковские татары» привезли на продажу в персидскую Шемаху). Более того, Фабрициус не мог не знать книгу Стрейса, которую много раз издавали в 1670-1680-х гг.: в 1676 г. она выходила вторым изданием в Голландии, в 1678 и 1679 гг. в немецких переводах, в 1681, 1682 и 1684 гг. во французских [17; с. 11, 67, 81]. Тем не менее, младший голландец, дезавуируя сообщение старшего, дал в своем сочинении совершенно иную версию.

Что же произошло? Фабрициус, будучи на Волге и Каспии, совершенно ничего не слыхал об утоплении и просто переиначил рассказ Стрейса, переписав его в свои мемуары для занимательности? Но зачем тогда он так значительно переделал текст? Нет, скорее всего, оба голландца слышали чьи-то увлекательные рассказы, но в разных вариантах и в разное время. Очевидно, Фабрициусу история с утоплением стала известна еще до взятия Астрахани разинцами, и он был уверен, что все, кто там находился в разинское время, знают: в период пребывания в городе атаман никакую любовницу не утоплял. Из слов Стрейса вытекает, что он не только слышал историю, но и лично видел убиенную впоследствии красавицу. Но выходит, что видел (если в действительности видел) совсем не ту женщину?

Заметим, что Яик не играл такую большую роль в трехлетних Удачах Разина, какую ему приписывает сообщение Фабрициуса, и еще отметим некоторую логическую неувязку у того же автора: атаман приносит жертву языческому богу, а сына хочет воспитать в христианской вере. Само существование этого сына от «утопленницы» не подтверждается никакими источниками [17; с. 75]. В документах конца XVII в. упоминается родственник Разина Афанасий, один раз названный его сыном, а другой раз пасынком [75], но ясно, что это вовсе не ребенок от героини данного очерка и не родной сын атамана. Есть еще фольклорный «сынок» Разина, которому посвящен целый цикл песен [39], но ни в одной из них не сказано, что его матерью была утопленная отцом женщина или вообще пленница.

Н.И. Костомаров и В.М. Соловьев верят версии Стрейса, а не Фабрициуса. Последний историк замечает, что «рассказ Фабрициуса о прекрасной татарке и ее сыне не подтвержден никакими другими до кументальными свидетельствами и воспоминаниями очевидцев. По видимому, эта легенда – один из отголосков романтической истории, которую устное народное творчество связывало с так называемой персидской княжной... В песенном цикле о Разине, пусть не без красочных преувеличений и надуманных подробностей, в целом доволь но точно рассказывается о короткой, бурной и столь роковым образом оборвавшейся любви грозного атамана и персиянки» [64; с. 60].

Однако, версия Стрейса точно так же не подтверждается иными мемуарами, а тем более документальными источниками, а что касается песен о Разине, то в действительности ни в сборнике разинских песен А.Н. Лозановой [39], ни в собрании донских песен A. M. Листопадова [38; 1949 г.] не зафиксирована ни одна, где бы упоминалась персидская княжна. В этих песнях, о которых подробнее скажем ниже, фигурирует любовница атамана, но она не называется ни персиянкой, ни татаркой и не подвергается утоплению.

Н.И. Костомаров считал косвенным подтверждением рассказа Стрейса «темные сказочные предания о Стеньке» и приводил одно из них, воспроизводимое и В.М. Соловьевым: «Плыл... Стенька по морю на своей чудесной кошме, играл в карты с казаками, и подле него сидела любовница, пленная персиянка. Вдруг сделалась ужасная буря. Товарищи говорят ему: «Это на нас море рассердилось. Брось ему полонянку. Нечего делать». Стенька бросил ее в море, и буря затихла» [64; с. 61]. Известно, что предание, в котором среди прочего говорилось и о том, что Разин «княжну утопил», записал от донского казака в XIX в. писатель, фольклорист и этнограф П.И. Якушкин [39; с. 296]. Наконец, в донской народной драме «Степан Разин», записанной уже в советское время, атаман по требованию товарищей бросает с лодки свою любовницу, «девку-басурманку», перед этим сказав: «Волга-матушка! Много ты подарила мне серебра и злата, бархату и всякого добра. Много я добыл у тебя и чести, и славы, а еще ничем не отблагодарил. Вот, возьми от меня подарочек! От сердца рву!» [12; с. 66-67].

В.А, Закруткин заметил, что приведенное обращение, несомненно, книжного происхождения [12; с. 31]. Имеет место вообще странное расхождение: в устоявшихся исторических песнях отсутствует утопление любовницы Разина, а в более подвижном прозаическом фольклоре оно присутствует, что вызывает подозрение, не литератур ного ли происхождения и сами эти произведения последнего жанра. Известно множество «преданий», которые сочинены «грамотеями» из народа, а нередко и краеведами на основе сюжетов, вычитанных в книгах или взятых «из головы», вплоть, например, до несуразного «сказа» о том, что Разин подарил Чапаеву свою шашку, которой тот и разил немцев в Отечественную войну под Сталинградом и при взятии Берлина [35; с. 49-50]. Сюжетная же канва драмы «Степан Разин», на наш взгляд, полностью взята из опубликованных сочинений.

Персидских князей, княгинь и княжон в европейском понимании не существовало. Крупнейшими феодалами страны являлись хакимы, правившие областями, и эмиры, возглавлявшие кочевые племена. На севере Персии, где действовали разинцы, кочевали азербайджанские и туркменские племена; феодалы азербайджанских племен именовались ханами [18]. Как раз дочь какого-либо из этих феодалов европейцы и могли называть княжной, но как она попала к Разину? Нередко высказывается предположение, что в морском сражении разинцев с персами в июне 1669 г. у Свиного острова, одного из группы Бакинских островов, «вблизи Гиляни, невдалеке от Куры, напротив Ленкорани», в плен попали сын командующего персидской флотилией и его дочь [64; с. 63].

Действительно, флотилия, состоявшая из 50 судов под начальством «сотника» Магмеди Ханбека (Менады-хана, Мамед-хана), была наголову разгромлена, и разинцы захватили «адмиральского» сына Шабын-Дебея (Шаболду) [19; с. 173-174, 180; 32; 1954 г. – с. 134, 144, 156, 272; 1962 г. – с. 292]. Но этот сын, переданный затем русским властям, в том же году написал прошение о возвращении на родину, в котором ни словом не говорил ни о какой сестре [32; 1954 г. – с. 156]. В письме персидского посланника 1673 г. о возмещении убытков, понесенных от разинцев, назван этот сын (сказано, что он убит Разиным), но опять-таки не упоминается его сестра [32; 1962 г. – с. 292], как нет ее и в других известных персидских документах, которые повествуют о том времени. Энгельберт Кемпфер, побывавший в 1684-1685 гг. в Персии в качестве секретаря шведского посольства и оставивший нам сообщение о сражении 1669 г., утверждал, что в плен попал сам Магмеди Ханбек, впоследствии будто бы умерший в Астрахани, и еще 5 человек [19; с. 174]. Известие о захвате «адмирала» ошибочно, а среди 5 пленников, хотя и не названных поименно, согласно контексту, не было женщины.

Вообще присутствие женщины на персидском судне в боевом походе и сражении выглядит крайне сомнительным. В связи с этим предполагали, что Магмеди Ханбек мог взять на свой корабль «сына, дочь и крупнейших сановников, чтобы показать им разгром казацкого флота» [69; с. 21]. Один журналист даже придумал, что командующий «позволил себе выполнить каприз любимой дочери – она хотела насладиться видом истребления казаков» [63; с. 99]. Однако, это был бы очень странный поступок «адмирала»: казаки были известны приморским персиянам еще с XVI в. и вовсе не относились к тем неприяте-лям, отправляясь на борьбу с которыми можно было заранее рассчитывать на легкую и блистательную победу.

Оставалось предположить, что красавица попала к разницам не на море, а на суше, в самой Персии. Такое предположение и было высказано: дочь Магмеди Ханбека казаки взяли в 1668 г. при разгроме города Фаррахабада (Фарабата) [8; с. 231]. Но французский путешественник XVII в. Жан Шарден, долго живший в Персии и довольно подробно рассказавший о разграблении разницами шахского дворца в названном городе, опять-таки не упоминает захват «адмиральской» или чьей-либо другой дочери [19; с. 177-178].

Наконец, в примечаниях к первому тому сборника документов о Разинском восстании сообщается, что в городе Ашрефе сохранилось устное предание о происхождении именно оттуда атаманской пленницы. Ашреф – город в Мазандеране, в 10 км от южного побережья Каспия, к западу от Астрабада, бывший резиденцией Аббаса I и других шахов. Публикаторы тома дают «глухую» отсылку относительно упомянутого предания: «сообщено С.Д. Радченко» [32; 1954г. – с. 272]. К сожалению, мы не знаем, кто такой С.Д. Радченко (в именном указателе тома он отсутствует), но надо полагать, что информатор побывал в Ашрефе. Насколько верна и качественна сообщенная информация и не поздняя ли это связь («задним числом») с широко известной историей об утоплении красавицы, неизвестно. Во всяком случае, Г. Мельгунов, упомянувший рассказы ашрефских жителей о разгроме Разиным местного дворца Аббаса, молчит о пленении «княжны» [42; с. 129]. В итоге связать знаменитую полонянку со сражением 1669 г. или другими военными действиями разинцев не удается.

Таким образом, сообщения Стрейса и Фабрициуса, противореча друг другу, в значительной степени теряют свою «доказательную силу», а так называемые прямые доказательства реальности произошедшего с персиянкой или татаркой на Волге или на Яике, увы, эту реальность не доказывают. А нельзя ли попытаться определить, могло ли случиться рассматриваемое событие, по косвенным сведениям? Предлагаем заняться ими и одновременно некоторыми старинными обычаями донских казаков.


- 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   -

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru
Струг
На главную           Карта сайта
© Раздорский этнографический музей-заповедник
Web-дизайн Татьяна Ладик