Печать Войска Донского Раздорский этнографический музей-заповедник Раздорский городок
О музее Археологические памятники Станица Раздорская Донское казачество Имена Контактная информация
 

Археологические памятники

История разведок и раскопок древних объектов: воспоминания о развитии донской археологии, связанные с работами в зоне деятельности РЭМЗ

(Отрывки из книги)

- 1   2   3   4   5   6   -

Делаю первое открытие, и оно не из приятных. Оказывается, кратчайший путь над Доном невозможен из-за заболоченного устья одного из родников. Я-то преодолеваю препятствие, сняв сланцы и обойдя участок по дну реки, благо, глубина чуть выше колен. Но вот студентам придётся ежедневно кружить по дороге, а это минут на пять дольше. Какой, однако, контраст ледяных струй родника и остальной донской воды!

Пока вожусь, нарастает утро. Вот побежала по речной глади первая рябь, обозначились детали пейзажа на дальних холмах, и разгорается нежной киноварью пятно над горизонтом, ещё минут пять и выкатит солнце. Но я уже у цели.

Весеннее половодье спало, свежий береговой обрыв, словно слоёный пирог. Вновь, как в июне, пытаюсь считать горизонты и опять сбиваюсь, всё-таки нужна зачистка. Теперь обнажены все береговые отмели, они усеяны находками, какая тут рыбалка! Я откладываю удочку и начинаю собирать в свободный от хлеба карман всё, что достойно внимания. Следы многих эпох, начиная от современных свинцовых грузил и медных колокольчиков-подвесов, утерянных неудачливыми моими коллегами – рыболовами, до обломков массивных костей ископаемых животных, очевидно, поднятых со дна работами земснарядов. Но больше всего остатков из перемытых слоёв древнего поселения. Среди рядовой «подъёмки» сразу нашёл несколько маленьких скребков и плохонькую трапецию, затем чёрное от долгого пребывания в сырости костяное острие. Всё это, плюс роговая саер-лёная мотыга, может относиться к неолиту, т. е. ко времени основных слоёв лежащего напротив островного Ракушечного Яра. Так, а вот копейка, 1878 год! Пуля. И, пожалуйста, керамика на любой вкус! Крупные фрагменты средневековых лепняков, и что-то красное толстостенное, как от пифоса. Ещё кремнёвая пластина, полупрозрачная ретушированная, ну, красота! Много кусков от срубных горшков: венчики, стенки, попадаются и знакомые Константиновские черепки с изящным шнуровым орнаментом. Есть неизвестные с воротничком, с толчёной ракушкой и кусочками охры в тесте. Да тут вся история в ассортименте! Давно заполнен карман, загружаю второй, злополучный хлеб – насадку для рыбы – держу в левой руке. Выковыриваю засосанный в песок массивный пест из полированного песчаника, его в карман уже не положить. С этой находкой приходит отрезвление. Что это я? Ведь сейчас, после завтрака, мы все сюда вернёмся! Тогда и можно продолжить поиск. Что за жадность и спешка! Вон сверху летит по волнам Усть-Донецкая ракета, значит, 7 часов, пора поднимать лагерь. Назад иду по дороге: оттопыренные карманы, удочка под мышкой, в правой руке пест и мотыга, в левой – краюха хлеба. Так и не досталась рыбам, пока дошёл — съел сам.

Прошли первые дни, и новый памятник порадовал целым букетом открытий. Верхний слой поселения, помимо немногочисленного современного материала, содержал остатки казачьей станицы конца XIX – начала XX века. Ниже – метровый слой с находками хазарского времени. А под ними неожиданно оказались свидетельства скифо-сарматской эпохи. Вначале это были лишь маленькие обломки лепных горшков со слабо отогнутыми венчиками, рассечёнными нарезками. Такая посуда типична для многих периодов, поэтому для более точной датировки мы ждём других находок. Но вот несколько фрагментов светло-глиняных амфор: часть горловины, куски ручек. Затем тонкостенный черепок красно-лаковой керамики, стеклянная бусина и, наконец, трёхгранный бронзовый наконечник стрелы. Теперь ясно, это конец IV – возможно начало III века до н.э., – смутное время между последними скифскими и ранними сарматскими проявлениями.

Параллельно с верхним раскопом мы доисследуем небольшой участок внизу, над самой водой. Половодьем снесло всё, что было выше, а нижний ярус защитила от разрушения прослойка сцементированного временем мелкого известнякового гравия. Под гравием обнаружили два зольные пятна. Частичные прокалы подстилающего глинистого грунта, окружает скопление дроблёных створок раковин Unio. Расчищаем комплекс и радуемся каждой находке. Куски плотной серой керамики с ракушкой в тесте и лентами гребенчато-накольчатого орнамента нам незнакомы. Замечательны кремнёвые орудия на длинных ножевидных пластинах. Дымчатый полупрозрачный минерал как визитная карточка этого слоя, — ни ниже, ни выше такого сырья нет. Нет его и среди желваков донского русла. Ближайшие месторождения на Северском Донце километров за пятьдесят – расстояние для первобытности очень солидное.

Покрытые пылью два Алексея, сын и его тёзка-однокурсник, подходят с видом заговорщиков. Чего ещё они удумали?

- Папа, угадай с трёх раз, что нашли!

- Наконечник?

Мучители отрицательно вертят головами, приплясывая от восторга.

- Развал сосуда, – говорю я, подумав, и уже начинаю волноваться, ведь ребята работают как раз на нижнем участке.

Опять не то. Третью догадку я сказать не успеваю. Не выдержав напряжения, сын протягивает сжатую в кулак руку и распрямляет пальцы. На ладони лежит бежевая резная фигурка. Это – предел мечтаний! Главное, сразу стало ясно, что за слой мы исследуем.

Летом далёкого 1930 года под Мариуполем на левом берегу речки Кальмиус у впадения её в Азовское море строили завод «Азов-сталь». Бульдозеров и скреперов стройки первых пятилеток не знали и планировку площадки производили последовательной распашкой плугами. Когда таким образом было удалено почти полметра грунта, один из служащих Г.Ф. Кравец обратил внимание на яркое красное пятно среди чёрной земли и сообщил о своих наблюдениях в местный музей. Музей вызвал из Киева археолога Николая Макаренко. Так был открыт знаменитый Мариупольский могильник.

Исследователи столкнулись с трудностями. В наскоро сформированный отряд входило не более пяти-шести человек, а объём раскопок и темпы были очень жёсткими. За два месяца, работая по 12 часов в день, сотрудники расчистили 124 погребения, и какие! Ряды вытянутых на спине скелетов были буквально унизаны невиданными орудиями и украшениями из камня и кости. Первым удивительные находки оценил авторитетнейший археолог России Александр Андреевич Спицын. Ещё до завершения работ он восторженно писал из Ленинграда Николаю Макаренко:

«Ваш Мариупольский могильник – поразительное открытие, от которого я хожу уже несколько дней сам не свой... Какие из всего этого выйдут последствия, даже представить нельзя. Придётся пересмотреть с новой точки все наши древние культуры. Вот оно что ваш могильник!».

- 1   2   3   4   5   6   -

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru
Вкусные напитки в бумажных стаканов красивых. Приватизация земельного участка еще по теме.
Струг
На главную           Карта сайта
© Раздорский этнографический музей-заповедник
Web-дизайн Татьяна Ладик