Печать Войска Донского Раздорский этнографический музей-заповедник Донское казачество
О музее Археологические памятники Станица Раздорская Донское казачество Имена Контактная информация
 
Обряды и традиции казаков

Граница поселения в устных рассказах
жителей станицы Раздорской

- 1   2   -

«(Там, где «Ермаков лес» был, сейчас остались дубы или ничего не осталось?) Да почему не осталось? Куда они денутся? Так, думаишь, разрешили им фсё вырубать, што ли? Как дали дрозда, што... Вербы вон вырубайтя!.. А потом... ну, кода праздник, када Троица у нас, тада дифчата выходили туда, к Ермаковому лесу абизатильна. Там такии цвиты были! И вот туда тада дифчата на празник пряма с церкви... нет: до церкви ишли, и молились там Богу, и пели песни и эти... вязали, винки визали. И вот, панавяжут винков, идуть у церкафъ. (Из цветов или дубовые венки?) Нет, ну, дубовыи-та листья так ани ш красивыи, листья-тa фплитали жы туда. И вот аттуда, када с церкви приходили с этими виночками и брасали жы их аттуда жы, с бугра. Он жы стоит на бугре, лес-тa этат, пряма на бугре же. И брасали жы туда, и рибята ш плавали: чей виночик папал – таво и невеста. Чей виночик попался иму – таво и нивеста. Эта я ищё помню, ищё и я ходила жы туда, вязали мы. <...> Вот как зайдёшь за станицу, ну где-та, ну метраф пятьсот пройдёшь и начинаица Ермакоф лес. Ну, щас жы иво там вырубили, там жы ничё там нету, так балка, как рас пирит балкай эта... (А от места, где копали (поселение Раздорское-I. – Т.В.) далеко?) Нет. Как рас на этам мести, от эта ш Ермаков лес. Прям над раскопками. (А какие песни пели?) Нуда: "Плыви, плыви, веночек мой, и кто поймает, тот дарагой мой..." Ну, я жы уш ни помню: <...> "Плыви, плыви, веночек мой, хватай, хватай, дарагой мой..." И вот, хто жы ухватить, тот жы иё и сужыный. (А что-то брали с собой из продуктов?) А как жы! Ну харчи жы... приходють домой, харчей набирають жы. Ну абизатильна, када эта фсё прапають, када эта фсё сделають, рибята паплавають и садяца, начинаится и исть. (Все вместе и ребята и девчата?) Да, канешна, а как же, и дефчата и ребята…» (Богучарская Е.Я.).

Обычай завивания венков на Троицу бытовал не только в самой Раздорской, но и в окрестных хуторах. Местом проведения Троицкого ритуала близ хутора Каныгина также была дубовая роща:

«(Вы тоже ходили в Ермаков лес на Троицу?) У нас свае были у Каныгини. Ат клатбища была такая дорога, там лес. Там фcида вили винки. Там цвиты фcида расли фсякии. Пабигим, нарвём, придём, павяжым, и фсё. (А какие деревья там росли?) Больши – дубы, блин, ну и вяз, и фсё... С абеда шли, поели службы, а патом вечирам кидали винки. (В Дон?) В Данец. У нас Данец у Каныгини. А раздорскии... Мы приходим вечирам кидать, а раздорскии плывуть вышы па тичению. (И что, ловили венки?) Ага, парни... Эта раньши, бывала, расказвали: фсе винки палыли, а мой патанул – значить мужа убьють. (Так что, и замужние женщины бросали?) А как же? И замужние, и девочки – фсе. Только женщины, мущины нет. Бросють, пастаять... Па-аплыли они фсе... И дамой. (Песни не пели?) Пели, как же. В молчанку што ль? Пели. (А парни, мужчины, что делали?) Их там ни было! Па улицы стаяли, а так их там ни было» (Бурьянова А.И.).

«... Деуки на краю станицы плели венки и брасали в Дон. Пели песню:

"Будити падрушки у сат иттить винки вить./ Свейти и для миня винок./ Будити винки брасать, бросьти и мой./ Фсе-та винки фплынь пашли./ А мой патанул./ Фсе-та друшки дамой пришли с падарачками./ А мой хоть бы так пришол"...» (Лазарева М.Г.).

Берега рек Дон и Донец, выступавшие в качестве ближнего и дальнего (соответственно) рубежей станицы, играли существенную роль в магических мероприятиях лечебного и профилактического характера. Так, особого рода заболевание, являющееся следствием вредоносного воздействия, – тоску – жители Раздор лечили на пересечении временной и территориальной границы: «Да замужыства был случай, лет ф шыснацыть. Сасет хотел выдать миня за сваиво сына Данила, а я ни схатела. Тада дет этат (сосед. – Т.В.) навёл порчу: новым веникам абмёл. И таска задавила. Ничиво ни памагала. Врач паслал г бапки. Бапка сказала: "Прихадити ночьчю, да питухоф". С аццом пашли. Бапка привила на Данец. Сели на присятках, бапка воду зачирпнёт и – на миня, зачирпнёт и – на миня. Так шесть зорь...» (Запорожцева Е.П.) Опасность «потустороннего» заречного пространства проявлялась «летучей» болезнью огник, которую пересылали по воде на огонь: «Када младениц у доми, нильзя штоп агонь гарел. Окна завешивали aт Дону, штоп ни случилась балесь вогник. Огник личили на первый агонь утриней и вичерней зари: "Огник, огник над водой"...» (Кожанова М.С.).

Описанный материал свидетельствует о сохранявшейся до недавнего времени у жителей ст. Раздорской и окрестных хуторов традиции членения пространства на «освоенное» и «неосвоенное» человеком. В категорию «освоенного» закономерно входит вся площадь поселения. На границе внешнего пространства расположены сакральные места, где происходит как ритуализированное, так и спонтанное общение с иным миром: угадывание будущего по тому, что случится с венком, поминовение усопших во время общественных панихид, чудесные видения, лечение болезней. Значимыми обрядовыми и символическими элементами разграничения пространства являются реки Дон и Донец, группы шелковичных и дубовых деревьев. В топонимических преданиях находит отражение концепция оказачивания территории, определяются мифологические роли предшественников казаков (по существу – первопредков, хозяев осваиваемой земли) – татар и ногайцев, культурных героев – Ермака, Петра Первого, усилиями которых станица приобрела своё неповторимое своеобразие.


Историко-культурные и природные исследования
на территории РЭМЗ. Сборник статей, выпуск 1, 2003 г.
- 1   2   -

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru
Струг
На главную           Карта сайта
© Раздорский этнографический музей-заповедник
Web-дизайн Татьяна Ладик