Печать Войска Донского Раздорский этнографический музей-заповедник Донское казачество
О музее Археологические памятники Станица Раздорская Донское казачество Имена Контактная информация
 
Обряды и традиции казаков

Символика действия в донских гаданиях

(На материале гаданий Усть-Донецкого района Ростовской области)

- 1   2   -

Таким образом, символические действия, предваряющие гадания, оказываются разнообразны по функциям и характеру реализаций. Объектом большинства из них становится сам гадающий, реже – используемый в ритуале предмет или животное. Целью же акций данной группы является придание объекту свойств, характерных для обитателей «иного», «чужого» мира. Действием, выпадающим из данной парадигмы, является ритуальное кормление, объект которого – мифологический персонаж, а цель – его задабривание, которое должно было обеспечить успех в гадании.

Перейдём к анализу второй группы акций субъекта гадания – действий, направленных на получение знаний о будущем. Собранный материал показывает, что действия данной группы реже подвергаются символическому осмыслению. Достаточно большой процент гаданий предполагает такие способы узнавания сведений о будущем, как слушание различных звуков извне, смотрение куда-либо. И хотя взгляд можно трактовать, как «материальный контакт, устанавливающий магическую связь между человеком и явлением природы, предметом либо его символической сущностью» [6], все же символически доминантную позицию в гаданиях этого типа занимает локус. В других случаях акцент стоит на элементах предметного кода обряда, символизирующих границу между тем и этим светом, как, например, вода в стакане, зеркало, кольцо: «Гадали дифчата на зеркала. Но над вадой жы зеркала диржали, над вадой. Вот вада, и зеркала становють. И там какии-та слова, што «пакажысь» мол. А! О! Вышыл, вышыл! А там вышыл – ни вышыл, хто иво знаит» [8]. К данной группе примыкает действие «видеть во сне», где, как уже говорилось, символически маркируется само состояние сна.

Придание магических свойств определенным предметам становится целью таких действий, как пускание троицких венков по воде, подбрасывание и перебрасывание обуви, сжигание бумаги. Прагматика действий первого и второго типа – помещение предметов в иномирное пространство, последнего – изменение формы предмета.

Больший интерес для нас в данном случае представляют те варианты гаданий, где основная смысловая нагрузка ложится на само действие. Стоит отметить такие акции, как ловить (петуха / барана), считать (колья в плетне).

Взгляд на ритуал гадания как на нечто не зависящее от воли человека обнаруживается в гаданиях, стержневое действие которых обозначается глаголами «ловить», «поймать», «найти», «найти на что-либо»: «Слыхала, што ловють питухоу. Ну эта жы питух жы ни адин. И ловют-та задам. Задам сымають с насесты. И смотрят, чи питуха, чи курачку. (А если петуха?) Ну стaлa быть жаних будить. (А если курица?) Ну да пасидит нихай» [8]. В других районах области фиксируются также гадания с «ловлей» ступы, символическим «нахождением» жениха. Мотив случайной встречи, появляющийся в данных текстах, с одной стороны, позволяет классифицировать «найденные» и «пойманные» предметы как чужие, пришедшие с того света, а с другой – говорить о том, что потенциальным субъектом действий по определению будущего в гаданиях данного типа выступает судьба, доля, а человек лишь принимает то, что ему наречено.

Еще одно гадательное действие, имеющее самостоятельную значимость – пересчёт кольев в плетне. Вне зависимости от числа предметов, сам процесс счёта, как доказывает Богданов, является действием, постулирующим существование того объекта, на который падает выбор человека при перечислении: «Считая нечто, считающий тем самым как бы присваивает объект, наделяет его своей собственной телесностью, делает чужого – своим» [2], в случае с гаданиями – переводит объект – кол плетня – из пограничного пространства в своё. В гаданиях может учитываться внешний вид или значение, приписываемое определенному по счёту колу. Счисление элементов может производиться в двоичной системе, где парное количество кольев, а также выпадение слов оценивается положительно, обозначает скорое и удачное замужество, а непарное количество, либо выпадение слова, «женатый», «вдовец» – оценивается отрицательно, сулит сидение в девках или менее удачный вариант замужества. В гаданиях с пересчётом кольев используется также и десятеричная система, при которой жениха определяют по третьему (иногда – трём), девятому, десятому, двенадцатому колу – числам, наделяемым в славянской традиции сакральным смыслом. В других случаях конечным пунктом счёта становится угол ограды – стык двух плетней – локус, который также обладает особой значимостью, воспринимается как место обитания представителей того света.

Итак, наблюдения над гадательными действиями показывают, что они неоднородны в семантическом и функциональном планах. В некоторых случаях (слушать, смотреть, пускать по воде) акции играют дополнительную роль по отношению к определенным сакрализованным локусам или предметам, в других же (ловить, считать) – получают самостоятельное значение и выступают в гаданиях как полноценные культурные символы.

Обратившись к языковой стороне акциональных обрядовых символов, можно указать на ряд присущих им особенностей. Так, больше половины глаголов, служащих для обозначения действий в гаданиях – переходные, т.е. требуют наличия прямого объекта, например: «носить (курей)», «ловить (петуха, ступу)», «считать (колышки)», «бросать (обувь)», «спрашивать (судьбу)». Некоторые из этих выражений приобретают формульный характер, т.е. употребляются по отношению к одной и той же обрядовой ситуации на разных территориях. Так, в нескольких населенных пунктах мы фиксировали идиому «носить курей», которая служила названием гадания с петухом.

Другая форма конкретизации значений глаголов в текстах гаданий – это локативные уточнения: «смотреть в окно», «выбегать на перекрёсток», «бросать через хату», «бегать под окна». В текстах может отмечаться и способ осуществления действия: «ложиться спать молча», «ловить задом».

Большинство лексем, используемых для описания ритуальных действий, принадлежат литературному языку, реже – диалекту (грохотать – смеяться, найти на что-либо – поймать).

Говоря об отражении системных отношений в лексике, обслуживающей сферу ритуальных действий человека во время гаданий, можно отметить существование в контексте ритуала обрядовых синонимов (кричать = молчать) и антонимов (идти = бегать и др.)

Подведем некоторые итоги исследования акционального кода гаданий Усть-Донецкого района Ростовской области. Анализ данного элемента обрядовой символики показал, что действия являются важнейшей частью обряда гадания, так как часто именно конкретизация ритуального действия становится ответом информатора на вопрос о способах гадания, существующих в данной местности.

Наблюдения над различными действиями во время совершения гадательного ритуала позволяют нам обобщить данные этнографического характера (о форме бытования мантической обрядности на территории нижнего Дона) и этнолингвистического (проследить отражение в ритуале концептов и универсальных категорий, формирующих мифопоэтическую картину мира донской казачки, таких как верх /низ, своё/ чужое, концепт встречи и концепт судьбы).


Историко-культурные и природные исследования
на территории РЭМЗ. Сборник статей, выпуск 2, 2004 г.
Библиографический список
[1] Агапкина Т.А. Молчание // Славянская мифология. Энциклопедический словарь. – М.: Международные отношения, 2002.
[2] Богданов К.А. Счёт как текст в фольклоре // http://www.ruthenia.ru/folklore
[3] Виноградова Л.Н. Девичьи гадания о замужестве в цикле святочной обрядности // Славянский и балканский фольклор. – М., 1981.
[4] Мадлевская Е.Л. Святочные бесчинства // Русский праздник. Энциклопедия. Праздники и обряды земледельческого календаря. – СПб., 2001.
[5] Насонова А.С. Представления о сне в духовной культуре донских казаков. Бакалаврская диссертация, выполненная на филологическом факультете РГУ под рук. Н.А. Архипенко в 2003 г.
[6] Топоров В.Н. Об одном из парадоксов движения // Концепт движения в языке и культуре. – М., 1996.
[7] Топорков А.Л. Смотреть // Славянская мифология. Энциклопедический словарь. – М.: Международные отношения, 2002.
[8] Полевые записи автора в ст. Раздорской, хуторах Пухляковский, Каныгин и Крымский Усть-Донецкого района в 2001 году (информаторы: Алексеевой Екатерины Фёдоровны, 1909 г.р.; Алпатьевой Евдокии Михайловны, 1915 г.р.; Будариной Марии Кирилловны, 1924 г.р.; Давыдыч Анны Александровны, 1936 г.р.; Качалиной Валентины Васильевны, 1935 г.р.; Макаровой Анны Александровны, 1906 г.р.; Сухаревой Екатерины Ивановны, 1929 г.р.).
- 1   2   -

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru
Санкт-Петербург. Интересуют лучшие кухни под заказ дешево? Вам к нам
Струг
На главную           Карта сайта
© Раздорский этнографический музей-заповедник
Web-дизайн Татьяна Ладик