Печать Войска Донского Раздорский этнографический музей-заповедник Донское казачество
О музее Археологические памятники Станица Раздорская Донское казачество Имена Контактная информация
 
Обряды и традиции казаков

Представления о судьбе
в донской народной культуре

(На материале, собранном в Усть-Донецком районе)

- 1   2   -

Помимо общих представлений о предначертанности судьбы, в гаданиях мы встречаемся и с представлением о доле.

При исследовании комплекса гаданий мы наталкиваемся на параллельное существование одного и того же типа гаданий на разных этапах жизни человека. В качестве примера можно привести наречение младенца именем первого встречного и параллельное ему девичье гадание об имени суженого «по встречам».

Как в родильной обрядности, так и в святочных гаданиях присутствует мотив узнавания судьбы под окном. В первом случае это делает повитуха, а во втором – девушка, гадающая на жениха.

Общим является и способ гадания о профессии/характере младенца и жениха: по предмету, к которому потянется младенец, судят о том, кем ему быть. В девичьих гаданиях заместителем жениха выступает петух, перед которым раскладываются зерно, вода, зеркало, кольцо, иногда и некоторые другие предметы. О характере и способностях жениха при этом судят по тому, что клюнет петух (если хлеб – хлеборобом будет, если пить начнёт – жених пьяницей будет, и т.д.).

Анализ приведенных выше гаданий показывает, что если при рождении определяется судьба самого младенца, то при гадании на замужество стараются определить характер жениха и только во вторую очередь – то, счастливой или нет будет дальнейшая судьба девушки. При этом понятия «хороший муж» – «хорошая жизнь», «плохой муж» – «плохая жизнь» становятся синонимами: «Эта мы так авечик хадили задам лавили. Если паймаиш авечку, то эта плоха, а как баран – о-о, харашо, барана паймали. Ну как барана паймаиш, эта харошый муш, а как авечка – та, эта авечка – будит жызнь плахая» (Алексеева Е.Ф.; записано нами. – Н.Е.). Таким образом, происходит дифференциация индивидуальной девичьей доли – до замужества и общесемейной доли – после замужества, которая для женщины часто тесно связана с долей супруга.

Деление жизни на «бабий век» и «девичий век» мы встречаем в пословицах: «Сорок лет – бабий (женский) век. Девке – век обыденный (сутки)», «Подруги косу плетут на часок, а сваха на век».

По мысли А.К.Байбурина, на свадьбе молодые наделяются новой долей, получая части обрядового хлеба, и таким образом приобщаются к сообществу всех, состоящих в браке [1, с. 80]. Что показательно, это символическое распределение доли тоже сопровождается гаданием, по тому, как разрезан хлеб, судят о счастье в новой семье: «Как хлеп резать, штоп ровна атрезала, знащить будит Ровная жись» (Шевская Н.И.; записано нами. – Н.Е.). Думается, что такое значение слов «век», «доля», как «жизненная сила, которую человек должен израсходовать», характерно для терминологии не только похоронного обряда, исследуемого О.А.Седаковой, но и для гаданий.

Для пояснения данного тезиса необходимо обратиться к комплексу народных представлений о безбрачии. Для традиции характерно отрицательное отношение к людям, не вступившим в брак по достижении брачного возраста, отстранение их от участия в некоторых обрядах. Они оказываются выключенными из социальной жизни, за границами сообщества, объединенного по принципу наличия некой общей, «брачной» доли. Показательно и отсутствие для них в терминологии дифференциации по возрасту и полу (рус. молодец – применительно к молодым и старикам, укр. дiвка – в отношении как молодых, так и пожилых «дев», твер., ярослав. девун – старая дева, старый холостяк) [5,147]. Это помещает «безбрачных» вне времени. Если обратиться к такой характеристике доли, как локализация её во времени (ср. у В.И.Даля: «Доля во времени живет, бездолье в безвременье»), то старая дева или холостяк могут рассматриваться как «обездоленные», не имеющие доли.

В этой связи особую значимость приобретает болгарский ритуал пръстапупка и его связь с безбрачием. Пръстапулка – раздача калачей соседям в то время, когда ребёнок впервые начинает ходить. Если мать не совершит этот обряд, сын, выросши, не сможет жениться, останется холостым. Чтобы предотвратить безбрачие, взрослый сын должен исполнить этот обряд вместо матери [5, с. 148]. Данный пример позволяет предположить, что пока человек остаётся «бездольным» (здесь, возможно, тоже имеет смысл говорить о «разделении» хлеба как символе перераспределения доли), не включенным, таким образом, в свою социальную группу, он не может получить новую семейную долю. Исполнение обряда восстанавливает нормальное положение вещей, и, «избыв» досвадебный «век», молодой человек получает «право» жениться.

В случае же гаданий, для пояснения тезиса о безбрачии как своего рода обездоленности, представляет интерес троицкое гадание с венками, которое имеет разные толкования для девушки и замужней женщины: первой утонувший венок сулит «сиденье в девках», а второй – смерть мужа или собственную смерть. Здесь положительное значение получает скорое замужество, а значит, получение новой доли. И такой порядок следования событий воспринимается как нормальный. Для замужней женщины – нормой будет продолжение жизни. Соответственно, смерть для замужней женщины – это своего рода прекращение действия доли, а «сидение в девках» для девушки может являться результатом ее обездоленности в принципе.

Итак, проанализировав комплекс гаданий Усть-Донецкого района, мы пришли к выводу, что представление о судьбе в гаданиях имеет основой общерусскую традицию, т.е. судьба рассматривается как предопределённая высшей силой и не подлежащая изменению. Что касается концепта доли, то в отношении женщины имеет смысл говорить о двух долях: добрачной и семейной, при этом доля будет выступать не только как счастье или несчастье в семье, но и как определённый срок жизни.

В дальнейшем представляется интересным обратиться к концепту мужской доли, определить её особенности по сравнению с женской долей.


Историко-культурные и природные исследования
на территории РЭМЗ. Сборник статей, выпуск 1, 2003 г.
Библиографический список
[1] Байбурин А.К. Обрядовое перераспределение доли у русских // Судьбы традиционной культуры. СПб., 1998.
[2] Веселовский А.Н. Разыскания в области русского духовного стиха. Судьба-доля в народных представлениях славян // Сборник ОРЯС имп. АН. 1890. Т. 46.
[3] Власкина Т.Ю. Донские былинки о повитухах // Живая старина. 1998. № 2. 4. Власкина Т.Ю. Личный архив.
[5] Гура А.В. Безбрачие // Славянские древности: Этнолингвистический словарь / Под ред. Н.И.Толстого. Т. 1. М., 1995.
[6] Ковшова М.Л. Концепт судьбы. Фольклор и фразеология // Понятие судьбы в контексте разных культур. М., 1994.
[7] Никитина С.Е. Концепт судьбы в русском народном сознании (на материале устно-поэтических текстов) // Понятие судьбы в контексте разных культур.
[8] Потебня А.А. О доле и сродных с нею существах // Символ и миф. М., 1998.
[9] Седакова О.А. Тема «доли» в погребальном обряде (восточно- и южнославянский материал) // Исследования в области балто-славянской духовной культуры // Погребальный обряд. М., 1990.
[10] Седакова О.А., Толстая С.М. Загадки // Славянские древности: Этнолингвистический словарь / Под ред. Н.И. Толстого. Т. 2. М., 1999.
[11] Толстая С.М. «Глаголы судьбы» и их корреляты в языке культуры // Понятие судьбы в контексте разных культур.
[12] Толстая С.М. Судьба // Славянская мифология: Энциклопедический словарь. М., 1995.
[13] Толстой Н.И., Толстая С.М. Имя в контексте народной культуры // Славянское языкознание. Доклады российской делегации к 12-му международному съезду славистов. М., 1998.
[14] Топоров B.H. Из наблюдений над загадкой // Исследования в области балто-славянской духовной культуры. Загадка как текст. Ч. 1. М., 1994.
[15] Цивьян Т.В. Человек и его судьба – приговор в модели мира // Понятие судьбы в контексте разных культур.
- 1   2   -

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru
Металлопрокат в москве цены. Купить в Котельниках карьерный песок можно россыпью или в мешках.
Струг
На главную           Карта сайта
© Раздорский этнографический музей-заповедник
Web-дизайн Татьяна Ладик