Печать Войска Донского Раздорский этнографический музей-заповедник Донское казачество
О музее Археологические памятники Станица Раздорская Донское казачество Имена Контактная информация
 
Обряды и традиции казаков

Представления о судьбе
в донской народной культуре

(На материале, собранном в Усть-Донецком районе)

- 1   2   -
Ефимова Н.А.
Ростовский государственный университет,
г. Ростов-на-Дону

Данная статья посвящена исследованию представлений о женской судьбе в донской народной культуре.

Материалом для статьи послужили девичьи гадания, собранные в 2001 г., ст. Раздорской, хуторах Каныгине и Крымском Усть-Донецкого района Ростовской области. В статье будет уделено внимание общим представлениям о судьбе по данным разных обрядов, разграничению понятий «судьба» и «доля» и особенностям женской доли, проявляющимся в гаданиях.

Тема судьбы активно разрабатывается в настоящее время специалистами не только этнолингвистики, но и синтаксиса, этносемантики, культурологии, философии. Повышенный интерес к этой теме, по-видимому, вызван особой значимостью концепта судьбы для русского менталитета. Современные лингвокультурологические исследования показывают, что слова «судьба», «душа», «тоска» являются ключевыми для понимания сущности русской нации. Размышления над судьбой – это обращение к вопросам, вечно волнующим человека: для чего мы живем, кто руководит нами – наша собственная воля или нечто высшее, творим ли мы сами свое будущее или же лишь исполняем то, что нам предначертано? Попыткой ответить на них станет данная статья.

Базовые работы, посвященные теме судьбы, были написаны ещё в прошлом веке. В исследованиях А.А.Потебни «О доле и сродных с ней существах» [8], А.Н.Веселовского «Судьба-доля в народных представлениях славян» [2] была рассмотрена этимология слов «Бог», «часть», «участь», «доля», «судьба», связь этих понятий с мифологическими персонажами, проведены параллели с различными традициями в синхронии и диахронии. Основные положения, высказанные этими авторами, до сих пор сохраняют научную ценность. На этой базе строятся исследования многих современных авторов, интересующихся вопросом судьбы. В последнее время к этой проблеме обращались Т.В.Цивьян [15], С.Е.Никитина [7], М.Л.Ковшова [6], О.А.Седакова [9; 10], Н.И. и С.М. Толстые [10; 11; 12; 13].

Этимологически существительное «судьба» восходит к глаголу «судить», и «доля», соответственно, к «делить», при этом предполагается, что субъектом совершающим эти действия, выступает некая высшая сила. По мысли С.М.Толстой, «судьба мыслится как результат некоторого действия, причём действия завершённого, законченного...» Отсюда мотив предопределенности судьбы: «То, что уже состоялось, нельзя предотвратить» [11, с. 143]. Представление о судьбе «нареченной», «предначертанной» раз и навсегда находит отражение во множестве фольклорных жанров, среди которых сказки, былички, причитания, пословицы, приметы и гадания. В роли «высшей силы» – подательницы судьбы в славянской традиции по различным трактовкам и в зависимости от жанра могут выступать Бог, Род и Рожаницы, Суженицы-Орисницы, сама персонифицированная Судьба и Усуд (фигура, появляющаяся в южнославянских сказках). Наречённое ими не подлежит изменению, а попытки каким-либо образом воздействовать на полученную долю неизменно приводят к негативным последствиям [7, с. 133]. При таком понимании судьбы мы неизбежно сталкиваемся с понятием доли, которая выступает в данном случае как часть общей судьбы, судьба конкретного человека. Однако доля – это не всегда просто участь, данная человеку. В некоторых сюжетах она сближается по значению с мифологическим персонажем и приобретает собственную активность: Недоля, Лихо преследуют человека, Счастье, Доля работают за него. Долю можно встретить, обрести [8, с. 362]. Представления этого типа лежат в основе южнославянского концепта «сречи», т.е. доли, связанной с понятием «встреча». При таком положении вещей и сам человек из пассивного объекта действия судьбы превращается в субъект: наряду с тем, что недоля может «привязаться», от неё же можно избавиться, например, обманув, свалить в яму и придавить камнем. То есть доля понимается как нечто, чего можно избежать. А.Н.Веселовский считал такое представление о доле и о судьбе, которой управляет сам человек, более поздним образованием по сравнению с судьбой, раз и навсегда определенной «высшими силами» [2, с. 211].

Необходимо упомянуть и ещё об одном значении доли, на которое обращает внимание в своей работе О.А.Седакова.

Она предлагает рассматривать долю как «бесповоротно предопределенный срок и характер отдельной жизни, в частности, удачу человека и его достаток». В этом значении слову «доля» оказывается синонимом «век» как жизненная сила (*veikъ< *vei–/*voi ) и «время расходования жизненной потенции» [9, с. 54-55]. При нормальном положении вещей смерть приходит только тогда, когда человек «избыл свой век». Смерть раньше срока не дает умершему покинуть землю, превращает его в заложного покойника, слишком же долгий век является знаком того, что человек расходует уже не свою, а чужую жизненную силу.

Таковы основные значения понятий «доля» и «судьба», которые можно встретить в народной духовной культуре.

После общего знакомства с терминологией работы можно перейти к анализу представлений о судьбе-доле в гаданиях.

В комплексе гаданий, собранных в ст. Раздорской, хуторах Каныгине и, Крымском, присутствует представление о предначертанности судьбы, что проявляется как на уровне отдельных используемых словоформ, так и на уровне семантики. Так, наименования жениха «наречённый», «суженый-ряженый», используемые как в гаданиях, так и в свадебной обрядности, свидетельствует об отношении к жениху как к предназначенному и определённому свыше.

Значимо употребление информантами при описании гаданий таких конструкций, как «узнать свою судьбу», «ходят судьбу спрашивают», «тетушка, скажи судьбу».

Наличие подобных формулировок предполагает понимание судьбы как ранее определённого, не подлежащего изменению и неизвестного спрашивающему знания. И гадание в этом случае становится способом приобщения к этому знанию, что возможно только при создании обрядового контекста. Схема «приобщения к знанию» сближает гадание с загадками. Одна из функций загадок – дидактически-учительная, в терминологии В.Н.Топорова, заключается в передаче «овеществленно-конкретного» знания о мире от старшего поколения к младшему и формировании с помощью загадок целостных представлений о мире [14, с. 70]. Таким образом, идиоме «угадать судьбу» становится синонимом «получить знание о судьбе», при этом гадающий не преследует цель как-то повлиять на неё. Так, в одном из записанных в ст. Раздорской гаданий под окном девушке нарекли женихом «Николая». Но так как Николаев ей за всю жизнь не встретилось, «не попало», то она так и не вышла замуж [4]. Знаменательно то, что судьбой/богом нарекается в мужья не абстрактный жених, а совершенно конкретный человек. Он и составляет «судьбу» гадающей девушки, повлиять на которую она не может.

О том, что предначертанной судьбы не избежать, свидетельствуют и довольно распространенные гадания повитухи о судьбе будущего ребёнка. Судьба, увиденная ею через окно или узнанная по каким-либо другим знакам, непременно сбывается [3, с. 15-17].

Так, в одном из распространённых сюжетов быличек о повитухах младенцу предсказывается смерть в колодце. И несмотря на то, что родители заранее знают причину смерти ребёнка, они не могут уберечь его, став взрослым, сын находит колодец без крышки и тонет в нём [3, с. 15-17].

- 1   2   -

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru
положительное заключение экспертизы по строительству зданий и сооружений
Струг
На главную           Карта сайта
© Раздорский этнографический музей-заповедник
Web-дизайн Татьяна Ладик