Печать Войска Донского Раздорский этнографический музей-заповедник Археологические памятники
О музее Археологические памятники Станица Раздорская Донское казачество Имена Контактная информация
 

Древний человек

Хозяйство обитателей неолитического и энеолитического поселения Ракушечный Яр

- 1   2   -

На Ракушечном Яре найдены кости таких домашних животных, как крупный рогатый скот, овцы, козы, свиньи, собаки и кошки (определения В.Е. Гарутта). По костям лошадей не всегда можно определить, принадлежат ли они к диким или домашним особям, поскольку в процессе доместикации костяк лошади изменялся меньше, чем у других животных. И.Б.Васильев и А.Т.Синюк считают коневодческую специализацию характерной для мариупольской культурно-исторической области, в которую входит и Ракушечный Яр, однако остеологический материал рассматриваемого памятника не дает оснований для такого заключения.

По слоям кости диких и домашних животных распределяются следующим образом (см. таблицу).

Необходимо учитывать, что кости сохраняются не полностью и далеко не все определимы. Количество определимых костей домашних животных, отсутствующих в самых нижних, весьма незначительных по мощности слоях, возрастает в более позднее время. Это, видимо, соответствует росту удельного веса скотоводства, хотя далеко не всегда количество костей определяет уровень развития скотоводства – так, при разведении скота с целью получения молочной продукции количество костей животных будет незначительно. В то же время множество мелких костей получается при добывании костного мозга.

Состав домашних животных, кости которых представлены на поселении Ракушечный Яр, свидетельствует о достаточно высоком уровне развития скотоводства. В количественном отношении преобладают кости крупного рогатого скота, что сближает Ракушечный Яр с Каменной Могилой, ранним Трипольем, культурой воронковидных сосудов и неолитом Румынии [Некрасова, Булаи, 1970].

Относительно происхождения скотоводства в рассматриваемом регионе существуют различные мнения. А.А.Формозов [Формозов, 1972] полагает, что решающая роль в сложении скотоводства на юге нашей страны принадлежала балканскому центру. В.А.Шнирельману [Шнирельман, 1972] кажутся вполне реальными кавказские истоки разведения мелкого рогатого скота на юге Восточной Европы, в частности в низовьях Дона.

Бесспорных доказательств наличия земледелия на поселении Ракушечный Яр пока нет – пыльцевой анализ не зафиксировал наличие пыльцы культурных растений, что, возможно, объясняется высокой карбонатностью почв Ракушечного Яра, отрицательно влияющей на сохранность пыльцевых оболочек. Роговые мотыги, единичные кремневые ножи со следами заполировки и зернотерки могли употребляться и при усложненном собирательстве. Возможно, обитатели поселения разводили корнеплоды или бахчевые культуры, не оставившие следов в культурном слое, а для обработки почвы использовали различные деревянные орудия [Краснов, 1971]. В то же время территориальная близость поселения Ракушечный Яр к Кавказу, который является одним из крупнейших центров становления раннего земледелия на территории СССР [Лисицына, Прищепенко, 1977], дает основания предполагать наличие земледелия в период неолита и энеолита на Нижнем Дону.

В ближайшем соседстве с Ракушечным Яром находится многослойное поселение Раздорское I, расположенное на противоположном правом берегу Дона [Кияшко, 1994]. Находки из нижнего, 1-го слоя этого поселения сходны с материалами Ракушечного Яра.

В 18 км к северо-востоку от Ракушечного Яра открыто многослойное Самсоновское поселение [Гей, 1979], I и II этапы которого сближаются по ряду признаков с поздними слоями Ракушечного Яра. Костные останки принадлежат как Диким (зубр, олень, заяц, бобр, тушканчик), так и домашним (корова, овца, лошадь (?)) животным, причем на II этапе количественно преобладают кости домашних животных.

Что касается среднедонской неолитической культуры [Синюк, 1986], то уже для ранних ступеней ее развития определяется комплексный характер экономики – в основе своей включающий присваивающие формы, среди которых ведущую роль играла охота, а уже затем – рыболовство и собирательство. В период развитого неолита хозяйственная структура племен среднедонской неолитической культуры сохранилась прежней.

Основные занятия неолитического и энеолитического населения, обитавшего на территории Украины, представляют довольно разнообразную картину.

Для поселения Каменная Могила характерно безраздельное преобладание крупного рогатого скота и незначительная роль охоты и рыбной ловли [Даниленко, 1969]. В сурско-днепровской культуре в ранний период развития преобладали кости дикого зверя, но в дальнейшем кости домашних животных достигли 50% от общего числа фаунистических остатков. Особое развитие получает рыболовство [Даниленко, 1969]. Носители днепро-донецкой культуры занимались охотой, рыболовством, собирательством, земледелием, скотоводством, причем на разных этапах развития и на различных территориях значение этих отраслей хозяйства не было одинаковым [Телегiн, 1968]. Наиболее прогрессивной отраслью экономического развития буго-днестровской культуры являлось мотыжное земледелие, скотоводство играло меньшую роль [Даниленко, 1969]. У носителей среднестоговской культуры основное значение в хозяйстве имело скотоводство, особенно коневодство, вспомогательную роль играли земледелие, охота и рыболовство, причем в различных районах распространения этой культуры удельный вес той или иной отрасли хозяйства был далеко не одинаков, что определялось природными условиями и факторами социального порядка [Телегiн, 1973].

Скотоводство и земледелие представлены в раннем Триполье в культуре Гумельница, в культуре воронковидных сосудов, в нижнем слое Михайловского поселения, в кемиобинской культуре [Бибиков, 1971].

Домашние промыслы (изготовление орудий труда, керамики, украшений) у обитателей Ракушечного Яра достигли весьма высокого уровня развития. Обмен (за исключением кремневого сырья) не имел решающего значения в экономике – обитатели поселения занимали своеобразную экологическую нишу и обеспечивали себе довольно высокий жизненный уровень, о чем свидетельствуют антропологические данные (мощное физическое развитие, значительная продолжительность жизни).


Историко-культурные и природные исследования
на территории РЭМЗ. Сборник статей, выпуск 1, 2003 г.
Литература
Алексеев В.П. Микроочаги, очаги и области влияния в окультуривании растений, поведенческие предпосылки в доместикации животных // ВДИ. 1989. № 1 (188). С. 111-114.
Вадер О.Н. Очерк работ Азово-Черноморской экспедиции (1936, 1938,1039 гг.) // КСИИМК. Вып. XXXI. 1950. С. 176.
Бибиков С.Н. Производственная роль костяного инвентаря в хозяйстве поздне-палеолитических обществ Крыма // Учен. зап. ЛГУ. 1949. Вып. 13. № 85. С. 36.
Бибиков С.Н. Хозяйственно-экономический комплекс развитого Триполья: Опыт изучения первобытной экономики // СА. 1965. № 1. С. 48-62.
Бибиков С.Н. Опыт палеоэкономического моделирования в археологии // Тезисы докл. Всесоюз. сессии, посвященной итогам археологических и этнографических исследований 1966 г. Кишинёв, 1967. С. 12-15.
Бибиков С.Н. Ранiй етап трипiльскоi культури // Археологiя Украiньскоi РСР / Под ред. C.М. Бiбiкова. Kиiв, 1971. С. 161.
Брюсов А.Я. Археологические данные об экономике доклассового общества в неолитическую эпоху // СА. XXVI. 1956. С. 35-63.
Вороненкова Л.Д., Прохоров В.Г. Об истории ихтиофауны Нижнего Дона (по материалам Нижне-Гниловского городища I-II вв. н. э.) // Зоол. журн. 1963. Т. XLII. Вып. 1. С. 145.
Гей А.Н. Самсоновское многослойное поселение на Дону // СА. 1979. №3. С. 119-131.
Гурина Н.Н. Техника изготовления грузил на стоянке Вой-Наволок 9 // КСИИМК. 1950. Вып. XXXI. С. 181.
Даниленко В.М. До питания про раннiй неолiт пiвденноi Надднiпрянщини // Археолопя. Т.I. Kиiв, 1950. С. 120.
Даниленко В.Н. Неолит Украины. Киев, 1969.
Долуханов П.М., Пашкевич Г.А. Палеогеографические рубежи верхнего плейстоцена-голоцена и развитие хозяйственных типов на юго-востоке Европы // Палеоэкология древнего человека / Под ред. И.К. Ивановой, Н.Д. Праслова. М., 1977.
Ермолова Н.М. Охотничья деятельность человека // КСИА. 1985. Вып. 181. С. 10.
Кияшко В.Я. Между камнем и бронзой (Нижнее Подонье в V—III тысячелетиях до н.э.). Азов. 1994. С. 26-32.
Кларк Дж.Г.Д. Доисторическая Европа. М., 1953.
Коробкова Г.Ф. Предпосылки сложения производящего хозяйства в северо-западном Причерноморье // Первобытная археология / Под ред. С.С. Березанской. Киев, 1989. С. 63-76.
Краснов Ю.А. Раннее земледелие и животноводство в лесной полосе Восточной Европы. М., 1971. С. 24-35.
Крижевская Л.Я. Некоторые данные о рыболовстве эпохи мезолита-энеолита в степном и Урало-Поволжском районах РСФСР // КСИА. 1985. Вып. 181. С. 39.
Кричевський Е.Ю. Раннiй неолiт i походжения трипiльскоi культури // Палеолiт i неолiт Украiни. Т.I. / Под. ред. Л.М. Славiна. Kиiв, 1947. С. 350.
Кузьмина Е.Е. Дискуссионные проблемы периодизации развития скотоводческого хозяйства в степях Евразии // Археологические культуры и культурно-исторические общности Большого Урала / Под ред. И.Б. Васильева. Екатеринбург, 1993.
Лебедев В.Д. Пресноводная четвертичная ихтиофауна Европейской части СССР. М., I960. С. 145.
Левенок В.П. Долговская стоянка и ее значение для периодизации неолита на Верхнем Дону // МИА. 1965. № 131. С. 226.
Лисицына Г.Н., Прищепенко Л.В. Палеоэтноботанические находки Кавказа и Ближнего Востока. М., 1977.
Массон В.М. Экономика и социальный строй древних обществ. Л., 1976.
Наумов И.Н. О развитии производящего хозяйства в волго-донских степях // Древности. 3.М., 1992. С. 99-114.
Некрасов А.О., Булаи М. Скотоводство, охота и рыболовство в эпоху неолита в Румынии // Тр. VII МКАЭН / Под ред. Г.С. Масловой. М., 1970. С. 549.
Рогачев А.Н. Александровское поселение древнекаменного века у села Костенки на Дону // МИА. 1965. № 45. С. 150.
Световидов А.Н. К истории ихтиофауны р. Дона // МИА. 1948. № 8. С. 126.
Семенов С.А. Развитие техники в каменном веке. Л., 1968. С. 339.
Синюк А.Т. Население бассейна Дона в эпоху неолита. Воронеж, 1986. С. 154.
Телегiн Д.Я. Днiпро-донецька культура. Kиiв, 1968. С. 205.
Телегiн Д.Я. Середньостопвська культура епохи мiди. Kиiв, 1973. С. 131-142.
Федоров В.В. Некоторые орудия рыболовства неолитического времени // СА. 1937. № 3. С. 101.
Формозов А.А. К истории древнейшего скотоводства на юге СССР // Основные проблемы териологии / Под ред. А.А. Насимовича. М., 1972. С. 24.
Хлобыстин Л.П. Проблемы социологии неолита Северной Евразии: Охотники, собиратели, рыболовы. Л., 1972. С. 32-33.
Цепкин Е.А. Влияние изменений климата в голоцене на фауну рыб континентальных водоемов СССР // Научные доклады высшей школы. Биологические науки. № 8. 1967. С. 31.
Шнирельман В.А. К истории древнейшего скотоводства на юге СССР // Основные проблемы териологии / Под ред. А.А. Насимовича. М., 1972. С. 177.
Шнирельман В.А. Основные очаги древнейшего производящего хозяйства в свете достижений современной науки // ВДИ. 1989. № 1 (188). С. 99-111.
Nougier L.R. Poid a peche neolithique (note complementaire) // Bulletin de la societe prehistorique Franchise. Vol. XLIX. 1952. P. 94.
Sahtins M. Stone age economics. Chicago; New York, 1972.
Schlette F. Die Entwicklung der Produktivkrafte im Meso- und Neolithikum // Produktivkrafte und Produktionsverchaltnisse in ur- und fruhgeschichtlicher Zeit. Berlin, 1985. S. 13-21.
Thomazi A. Histoire de la рё che. Paris, 1947. P. 10-11.
Zvelebit M. Mesolithic prelude and neolithic revolution // Hunters in transition. Cambridge, 1990. P. 5-16.
Zvelebit M., Dolukhanov P. The transition to farming in Eastern and Northern Europe // Journal of World Prehistory. New York ; London. 1991. V. 5. № 3. P. 233-278.
- 1   2   -

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru
Успей купить женские духи burberry у нас.
Струг
На главную           Карта сайта
© Раздорский этнографический музей-заповедник
Web-дизайн Татьяна Ладик