Печать Войска Донского Раздорский этнографический музей-заповедник Донское казачество
О музее Археологические памятники Станица Раздорская Донское казачество Имена Контактная информация
 
Статьи Л.Т.Агаркова о донском крае

Сердце Донское

- 1   2   3   4   5   6   7   8   9   -

Здесь, на Южных границах шла необъявленная война, от которой прежде всего страдали русские окраины и поселения донских казаков. В конце 1605 года казаки достигли крупного успеха в этой войне. В одной из стычек с врагом они захватили в плен азовского агу Досмагмета и привезли его в Москву.

Победа донцов окрылила Лжедмитрия. Его давно манила перспектива решительного, наступления на турок и татар. Тайный – католик, православный царь Лжедмитрий не раз обращался в Ватикан с призывом создать коалицию против турок, в которую бы вошли католические государства; Габсбургская империя, Испания, Речь Посполитая и православная Русь. Однако момент был не слишком удачен, и папа римский ответил Лжедмитрию: «Пускай царь первый выступит на арену, пусть он вовлечет за собой Европу и покроет себя бессмертной славой». Габсбурги и Сигизмунд III не поддержали Лжедмитрия, но тот твердо решил, упрочить свое воцарение. Некогда с помощью донцов Иван Грозный сокрушил ордынские владения в Казани и на Нижней Волге. Лжедмитрий решил продолжить его дело и нанести удар по Азову с тем, чтобы изгнать турок из устья Дона. Помощь Войска Донского была ему обеспечена. Опорной базой азовского похода стала крепость Елец (ныне город и районный центр в Липецкой области). Туда он из Москвы отправил полевую и осадную артиллерию, создал склады снаряжения и продовольствия. К Ельцу шли отряды вооруженных людей. С весны 1606 года подготовка усилилась. Самозванец спешил начать войну. В военном лагере в окружении польской стражи, стрельцов и дворянства он мог чувствовать себя в безопасности.

Война с турками из-за Азова вновь привела бы под знамена Лжедмитрия вольных донских казаков, уже оказавших ему один раз неоценимую услугу. В казачьих городках его авторитет был высок, да и планы нового царя совпадали с интересами донских атаманов и казаков, ведших долгую и непрестанную воину с агрессивным южным соседом.

Не только на Дону свои надежды связывали с новым царем. Значительные силы из влиятельных и знатных людей в центре также поддерживали его деятельность. Видный русский и украинский писатель и историк XIX века Н. И. Костомаров писал:

«Кто бы ни был этот названный Дмитрий, и что бы ни вышло из него впоследствии, несомненно, что он для русского общества был человек, призывавший его к новой жизни, к новому, пути. Однако человек, поднявший всего год назад почти всю Россию, остался в истории не «признанным», а самозванцем».

Историк Ключевский высказал о происхождении самозванца интересную мысль.

«В гнезде наиболее гонимого Борисом боярства, с Романовыми во главе, по всей вероятности, и была высижена мысль о самозванце. Винили поляков, что они его подстроили: но он был только испечен в польской печке, а заквашен в Москве», (соч. 1988 – т. 3, с. 30).

Сын галицкого мелкого дворянина Юрий Отрепьев, в иночестве Григорий, служил в Москве холопом у бояр Романовых и у князя Черкасского. Когда опалы обрушились на романовский кружок, он бежит в Литву, а затем в Польшу. Одаренный, великолепный оратор, с благородными манерами, храбрый, ставший царем зарекомендовал себя деятельным управителем, держался как законный, уверенный в своем царственном происхождении; никто из близко знавших его людей не подметил никогда на его лице ни тени сомнения в этом. А принявший его сторону П.Ф. Басманов, именно тот который нанес ему первое поражение, а затем, приведший его к окончательной победе, был уверен, что царь не сын Грозного, а признавал его потому, что для России лучшего царя не видел. Однако 17 мая 1606 года его убьет из бандитского обреза один из заговорщиков (Григорий Валуев), а царское место займет уже известный интриган – князь Василий Иванович Шуйский. «Маленький старик лет за пятьдесят с лишком, очень некрасивый, с подслеповатыми глазами, начитанный, очень умный и очень скупой, любил только тех, которые шептали ему в уши доносы и сильно верил чародейству!», – так характеризует его Соловьев. А Костомаров добавляет и другие его качества: «Он гнул шею перед силою, покорно служил власти, пока она была могуча для него, но изменял ей, когда видел, что она слаба...», – и отмечает его хитрость и коварство.

На Красной площади было выставлено два трупа. Царь – самозванец с дудкой во рту и маской на груди, а у его ног – верный Басманов. Похоронили же их поровнь. Но даже мертвого Лжедмитрия не оставили в покое.

По Москве пошел слух, что мертвый царь ходит по городу. Жестокие и трусливые убийцы не могли спать спокойно. Тогда из ямы на кладбище, куда сбрасывали умерших нищих, опившихся и обездоленных, куда попал и труп Лжедмитрия, его вынули и вывезли за Серпуховские ворота. Костер и выстрел из пушки развеяли его прах по воздуху, но отнюдь, не остановили новых претендентов на российский престол.

Несмотря на принятые Шуйским меры по предотвращению возможности появления нового самозванца, очень скоро начали распространяться слухи о спасении Лжедмитрия, вместо которого, якобы, был убит кто-то другой.

На южных окраинах русского государства; в Путивле и Кромах, где не так давно население без колебаний поддержало «царевича Дмитрия» и пополнило его ряды, ставшими его опорными пунктами в борьбе за русскую корону: в Ельце, бывшем центре подготовки похода на турецкий Азов Лжедмитрием, который он задумал после прихода к власти и, который был горячо поддержан казаками в Раздорах, сосредоточилось большое количество стрельцов, беглых холопов, крестьян, казаков, совсем недавно сопровождавших и активно поддерживавших своего кумира.

Хотя Шуйский был достаточно знатен родом и был наделен способностями, у народа он уважением не пользовался. Народ не верил в справедливость избрания последнего, так как не только огромная русская земля, но даже Москва не участвовали в его выборах. Он был поставлен царем кучкой бояр. Против Шуйского собралась многотысячная армия простых людей. Возглавил ее талантливый вожак Иван Исаевич Болотников.

Рассказывают, что в молодости Болотников бежал в степь от своего хозяина князя Телятевского в поисках вольной жизни, к казакам. В то время стычки между казаками и кочевниками происходили довольно часто. В одном из сражений с татарами Болотников был захвачен в плен и доставлен на невольничий рынок в Азов. Здесь его купил владелец турецкой галеры в качестве гребца. Через некоторое время в морском бою, в котором турки потерпели поражение, он был освобожден и оказался в Венеции, откуда через Германию возвратился в Россию. Так произошло, что он попал в центр крестьянско-казачьего освободительного движения, где вскоре получил высокое доверие его участников.

Книга XVII века «Летопись о многих мятежах» рассказывает об этом событии в следующих словах: «Собрахуся боярские люди и крестьяне, к ним же приступаху и украинские посадские люди, и стрельцы, и казаки, и начаша по градам воевод имати и сожати по темницам. Бояр же своих домы разоряху и животы гробяху». (Кремль Москвы: Изд. Московский рабочий. 1957, с. 18).

После победы над войсками Шуйского под Кромами, Ельцом и Калугой 23 сентября 1606 года к армии Болотникова присоединились новые группы не только из народа, но и представители землевладельцев, недовольных правительством Василия Шуйского. Во главе с Прокопием Ляпуновым к восставшим присоединился отряд рязанских бояр, а тульские и веневские землевладельцы – под предводительством сотника Истомы Пашкова. Дворянские дружины, конечно, не интересовали цели восставшего народа, они присоединились к нему лишь из желания воспользоваться крестьянско-казачьим движением для борьбы с Шуйским. «Политическим же лозунгом восстания Болотникова было провозглашение царем «царя Дмитрия». Вера в него была присуща не только рядовым участникам восстания, но и самому Болотникову, называвшему себя лишь «большим воеводой царя Дмитрия». (Всемирная история, М., 1958, т. 4, с. 520).

Сосредоточившись под Москвой в селе Коломенском осенью 1606 г., стотысячная армия Болотникова была близка к победе, но в решающий момент сражения, примкнувшие к ней дворянские отряды П. П. Ляпунова и других попутчиков, перешли на сторону Шуйского и изменили исход сражения,

После поражения под Москвой главными базами восстания становятся Калуга и Тула. Начавшееся, как чисто казацкое, выступление на Тереке, возглавлявшееся Ильей Горчаковым, выдававшим себя за сына Федора мнимого царевича Петра, в 1607 году слилось с восстанием Болотникова. Движением против креспостников были охвачены Поволжье, Рязанская, Новгородская, Псковская и др. области. Еще не одну победу одержат восставшие, героически будет сражаться осажденная Тула, но истощенный гарнизон, поверив лживым обещаниям Шуйского сохранить жизнь его воинам, сложит оружие и будет беспощадно уничтожен. «Царевич Петр» будет вскоре повешен, а Болотникову сначала выколят глаза, а затем утопят в 1608 году в Каргополе.

Донские казаки приняли активное участие во всех крупных сражениях Болотникова с царскими войсками. Они оказали ему решающую помощь, придя осенью 1606 года в Путивль. Сколь жестокими были сражения, можно судить хотя бы по тому, что у Пчельни армия Шуйского потеряла только убитыми 14 тысяч человек. Удивительно храбро сражался на речке Восме в Каширском уезде отряд казаков в 1700 человек, попавших в осаду. В ходе боя казаки прорвали осаду превосходящих сил, переправились через Восму и, захватив на левом берегу буерак, метким огнем стали наносить ощутимый урон противнику. А когда войскам Шуйского удалось нанести поражение основным силам Болотникова, казачий отряд оказался снова в осаде. От капитуляции с сохранением жизни отказались, заявив, что «Лучше умереть, чем сдаться». Два дня донцы «бились насмерть», отбивая атаки царских полков пока не кончилось «зелье». Многие из них погибли в сражении, а попавшие в плен на третий день были жестоко казнены за то, что «побили государевых людей» (Смирнов и др. Крестьянские войны в России XVII-XVIII вв.). Известны фамилии нескольких казачьих атаманов, сражавшихся на стороне Болотникова. Это Василий Шестак, Солома, Юрий Беззубцев, Иван Заруцкий и др. Под предводительством Заруцкого казаки продолжали борьбу и после поражения восстания (Золотой и Пронштейн. За землю, за волю... РИ, 1974, с. 19).

В 1607 году объявляется, в Стародубе-Северском новый самозванец, теперь уже выдававший себя за якобы спасшегося Лжедмитрия, но на самом деле выдвинутый польскими феодалами.

- 1   2   3   4   5   6   7   8   9   -

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru
Струг
На главную           Карта сайта
© Раздорский этнографический музей-заповедник
Web-дизайн Татьяна Ладик