Печать Войска Донского Раздорский этнографический музей-заповедник Донское казачество
О музее Археологические памятники Станица Раздорская Донское казачество Имена Контактная информация
 
Статьи Л.Т.Агаркова о донском крае

Сердце Донское

- 1   2   3   4   5   6   7   8   9   -

Шуйский находит войско близ Стародуба в лесах и принимает решение двигаться к Севску, где находился противник. Лжедмитрий несмотря на малочисленность своих сил не стал ждать в Севске и устремился навстречу. Бой разгорелся у Добрыничей. Используя численное превосходство и огневую мощь, несмотря на необыкновенную смелость и успех самозванца в начале боя, Шуйский становится победителем. Но, не будучи настоящим полководцем, он останавливает преследование бегущего, разбитого противника. Было убито около шести тысяч, взято немало в плен, захвачено 15 знамен, 13 пушек, рассеяна казачья конница. Самого Самозванца считали убитым. В Москве, получив донесение, пели благодарственные молебны, звонили в колокола, отлили золотые медали воеводам, а войску выделили 80000 рублей. На обозрение были выставлены знамена, трубы и бубны самозванцевы. Борис писал, что ждет сообщения о конце мятежа. Но самозванец был жив, а победители безвременно веселясь и торжествуя, упустили его. И пока воеводы Борисовы занимались казнями жителей, усиливая ненависть к царю и доброе расположение к обманщику, тот обосновался в Путивле, лишенный надежды, разбитый наголову, с горстью беглецов, мечтая о тайном уходе в Литву. Но пристыженный и ободренный русскими сподвижниками, Лжедмитрий понимает, что начатое им дело, не только его личное. В Путивль приходит четырехтысячный отряд донских казаков, другие засели в городах и клялись оборонять их до последнего издыхания. Донские казаки составляли наиболее дисциплинированную и наиболее стойкую часть в рядах самозванца.

Лжедмитрий остался, к Сигизмунду послал за воспоможением, укреплял Путивль, издал новый манифест, рассказывая в нем свою вымышленную историю о Дмитриевой спасении, который умножил ему число друзей.

Карамзин писал: «Суд божий гремел над державным преступником. Никто из россиян до 1604 года не сомневался в убиении Дмитрия, который возрастал на глазах всего Углича и коего видел весь Углич мертвого, в течение пяти дней орошав его тело слезами, следственно россияне не могли разумно верить воскресению царевича, но они не любили Бориса! Сие несчастное расположение готовило их быть жертвою обмана. Сам Борис ослабил свидетельство истины, казнив важнейших очевидцев Дмитриевой смерти и явно ложными показаниями затмив страшные обстоятельства. Еще многие знали верно сию истину в Угличе, в Пелыме, но там жила в сердцах ненависть к тирану. Всех громогласнее, как пишут, свидетельствовал в столице князь Василий Шуйский, торжественно, на лобном месте, о несомнительной смерти царевича им виденного во гробе и в могиле... Еще не имев примера в истории самозванцев и не понимая столь дерзкого обмана, любя древнее племя царей и с жадностью слушая тайные рассказы о мнимых добродетелях Лжедмитрия, россияне тайно же передавали друг другу мысль, что бог действительно, каким-нибудь чудом, достойным его правосудия, мог спасти Иоаннова сына для казни ненавистного хищника и тирана. По крайней мере сомневались и не изъявляли ревности стоять за Бориса».

Между тем царские воеводы после неудачного двухнедельного штурма Рыльска совершают еще одну ошибку. Вместо решительного штурма Путивля, войска устремляются на соединение с запасной ратью Федора Шереметева, теснившего Кромы, небольшой опорный пункт, построенный на пути степняков в пятидесяти верстах южнее Орла (ныне это районный центр в Орловской области).

Под руководством Андрея Корелы, одного из самых первых и верных соратников самозванца, всего шестьсот мужественных донцов, готовых стоять насмерть, в течение многих недель выдержали осаду восьмидесятитысячного войска. И это несмотря на то, что штурм готовился по всем правилам военного искусства. Посреди ночи, чтобы очистить место для атаки огромной армией, стены крепости были подожжены пехотой, сгорело все, что могло сгореть, тяжелые орудия разровняли пепелище, снеся остатки строений и обрушились на острог. А уже во время жестокого сражения на валу, когда казаки вынуждены были вступать в рукопашную, стрелять в упор и рубить шашками, запылала деревянная стена, последняя преграда, защищавшая их. Казаки сражались с яростью обреченных. Они углубили рвы, вырыли окопы и лазы, по которым могли покидать крепость и возвращаться вновь. Свои жилища казаки устроили под внутренним обводом вала, вырыв в земле норы. Во время обстрела в них и отсиживались, укрываясь от ядер, а затем бежали в окопы и встречали атакующих градом пуль. Неравная борьба потребовала больших потерь, истощила припасы, но тут на помощь приходит отряд в пятьсот казаков и обоз с хлебом в сто возов, казаки воспрянули духом.

В это время делает свой выбор и переходит на сторону самозванца со значительными силами герой обороны Новгорода Северского Петр Басманов. Лжедмитрий выступает на Москву и по пути осматривает развалины Кром, на шесть недель сковавших силы Бориса, чтобы отдать должное героизму их защитников, которые не только спасли ставку Лжедмитрия, но выиграли время, необходимое для политического выбора страны.

Вера в законность царствования Бориса была утрачена, число его приверженцев таяло с каждым днем, а число сторонников самозванца росло. В это время от глубоких переживаний Борис внезапно скончался (13 апреля 1605 года). Народ и в этом увидел суд божий за убийство Дмитрия.

Донские казаки вместе с «законным царем» вошли в Кремль и заняли все важные посты. Однако многие московские дворяне участвовали в осаде Кром. Казачьи сотни, отразившие многотысячную царскую рать, внушали им страх и ненависть. По этой причине казакам Корелы недолго пришлось нести караулы в Кремле. Боярская дума использовала коронацию Лжедмитрия, чтобы добиться роспуска всех прибывших в Москву казачьих войск. По словам очевидцев, все казаки были щедро одарены и распущены, но даже награды не могли заглушить их ропот. Отрепьев не захотел расстаться лишь с верным Корелой. Он осыпал его милостями. Однако вождь повстанцев остался чужаком в толпе царедворцев. Во дворе у него было слишком много врагов, и они делали все, чтобы изгнать донского атамана из Кремля. Корела невысоко ценил доставшиеся на его долю почести. Донской атаман без счета тратил в кабаках полученные от казны деньги, и в конце концов спился. Другой вождь казачьего войска – Постник Лунев принял пострижение и удалился на покой в Соловецкий монастырь.

С роспуском казачьих отрядов вооруженные силы, организовавшиеся в ходе массовых антиправительственных восстаний на юго-западных и южных окраинах Русского государства, были окончательно расформированы.

Было угасшая жизнь в казачьих городках и даже в самом сердце донском, на острове в Раздорах, в связи с поддержкой «законного царя» и массовым уходом казаков в район боевых действий вновь ожила, когда полая вода 1605 года, освободив остров, уступила низины буйной зелени.

Сюда стали возвращаться герои Севска, Рыльска и Кром. Казачьи отряды, сыгравшие главную роль в воцарении на российском престоле Лжедмитрия, больше в Кремле были не нужны и под давлением боярской думы, которую все время, пока донцы несли здесь охрану, не покидал непреодолимый страх, они были распущены по домам.

Донская степь, изобиловавшая табунами сайгаков и куланов, косяками диких лошадей и стадами рогатого скота, многочисленным зверьем, включая европейского оленя и лося, речными гигантами и разнообразными пернатыми, могла свободно прокормить всех своих обитателей. Не угрожала людям, в совершенстве владевшим разнообразным оружием и постоянно упражнявшим военную сметку и находчивость, голодная смерть. Являясь выходцами из разных краев и народов, участвуя в многочисленных походах, казаки стали обладателями уникального и многогранного хозяйственного опыта, который позволял им успешно обслуживать себя в различных ситуациях. Основу благосостояния, конечно, состовляли скотоводство и рыболовство. В последнем широко использовались различные способы, среди которых особое место занимали ставные орудия лова: вентерь, ванда, самолов, сеть. Среди активных орудий лова применялись волокуша, бредень, сеть раскидная, хватка, черпак, сеть наплавная. И особое место отводилось охоте с острогой, напоминавшей копье с трезубцем на конце. Этот вид охоты на крупную рыбу, чаще всего на сазана, весной во время нереста на мелководье требовал большого искусства, ловкости и силы и напоминал собой своеобразный поединок, в котором нередко страдал и сам охотник.

Существовали и многочисленные способы охоты: на птицу с луком, на зайца ставились силки и петли и только на медведя, сохатых и других крупных животных охотились с ружьями, что велось с загоном и засадами. Изготовлять орудия лова и охоты, строить жилища, ухаживать за лошадью вплоть до приема новорожденного жеребенка, оказывать первую помощь себе и товарищу умел – каждый член казачьей общины. Конечно, в некоторых видах деятельности требовался профессионализм. В общине были и свои мастера шорники, бондари, кузнецы, колесники, портные. Чтобы прожить день, нужно было хорошо потрудиться и, конечно, только людям – особого мужества и терпения, воли и закалки было под силу казаковать.

«Мы, холопы ваши, за хлебом, и за рыбою, и за зверям и за тровою на ряку и на степь день и ночь ездим беспрестанно, а кой час не поехать, кормиться нечим...».

Так напишут казаки с Дона в 1632 году в своей отписке царю и Патриарху всея Руси.

А ныне идет 1605 год, донцы живут надеждой на исполнение своих обещаний новым царем о предоставлении заслуженных им вольностей и привилегий.

Восстанавливались на Дону старые казачьи гнезда, городок Раздоры по-прежнему выполнял роль казачьей столицы. Все чаще и ярче горели здесь костры, собирая вокруг огня разноплеменные мужественные лица односумов. Они сходились, чтобы за вечерней трапезой обменяться новостями дня. Вспоминались и былые сражения и те, кто пав в боях, навечно остались лежать в Сумской, Орловской, Брянской и Северской земле, и те, кто пристав к «шайкам» вольницы еще продолжал искать счастья на южных и западных границах. Были среди прибывших на Дон и новички, пополнившие казачьи ряды на пути Самозванца к Москве, теперь постигавшие не менее опасную мирную казачью жизнь. И хотя в Поле уже давно не было видно многотысячных орд крымских татар, занятых завоеванием Венгрии, по степи промышляли охотники из Азовской крепости, Большой и Малой ногайской орды. Неусыпно высматривали врага на сторожевых курганах казачьи посты, далеко вперед выезжали дозоры. Важно было не только достойно встретить врага, но своевременно и надежно укрыть от него в балках и прибрежном лесу находившиеся под присмотром табунщиков на правом берегу против острова косяки лошадей и гурты скота. Не раз вспыхивали и поднимались в ночное небо языки сигнального пламени на Маяцком кургане, хорошо видимого далеко вокруг, предупреждая об опасности и поднимая тревогу в казачьем стане.

- 1   2   3   4   5   6   7   8   9   -

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru
вывески наружная реклама в Волгограде
Струг
На главную           Карта сайта
© Раздорский этнографический музей-заповедник
Web-дизайн Татьяна Ладик